Известная женщина носила искусственную бороду

Полная информация по теме "известная женщина носила искусственную бороду" - все самое актуальное и полезное по данному вопросу.

к л е о п а т р а

эта известная в истории женщина иногда носила искусственную бороду

• древнеегипетская царица, от рождения была страшненькой, но знала, как «укреплять фасад» и понравиться мужчинам, оттого и в мировую историю вошла как «идеальная любовница»

• женское имя: (греческое) слава отца, славная по отцу

• любовница Юлия Цезаря и царица Египта

• последняя царица Египта, покорившая сердце Юлия Цезаря

• стихотворение А. Блока

• стихотворение А. Пушкина

• царица Египта, чей образ получил широкое отражение в литературе и искусстве

• в качестве свадебного подарка она получила от Марка Антония Крит и Киликию

• опера украинского композитора Ю. С. Мейтуса «Антоний и . »

• опера итальянского композитора Дж. Ф. Мальпьеро «Антоний и . »

• героиня Алисы Фрейндлих в фильме «Моя жизнь»

• последняя царица Египта из династии Птолемеев

• имя этой царицы в переводе означает «славная своим отцом»

• не желая становиться пленницей своего врага эта царица велела принести в корзине ядовитых змей и умерла от их укусов

• как звали женщину, которая вместе со своим любовником командовала эскадрой и проиграла битву при Ациуме?

• эта знаменитая женщина носила прозвище Мериофана, что по-гречески означает «та, которая широко открывает рот для десяти тысяч мужчин»

• персонаж произведения английского драматурга Б. Шоу

• персонаж произведения У. Шекспира

• балет русского композитора Р. Глиэра

• персонаж оперы немецкого композитора Г. Генделя «Юлий Цезарь»

• опера итальянского композитора Д. Чимарозы

• стихотворение В. Брюсова

• стихотворение А. Ахматовой

• царица, убитая змеей

• последняя царица Египта

• последняя египетская царица

• взрослая тезка Клепочки

• правитель древнего Египта

• любовница Юлия Цезаря

• Последняя царица Египта

• Царица Египта, чей образ получил широкое отражение в литературе и искусстве

• В греческой мифологии дочь Борея, супруга Финея

Какая известная в истории женщина иногда носила искусственную бороду?

Такой вопрос есть в игре "Поле чудес":

Эта известная в истории женщина иногда носила искусственную бороду. 9 букв.

Какой правильный ответ в игре "Поле Чудес"?

Возможно, что имеется в виду и Клеопатра, но нашла иной ответ.

Женщина-фараон, Хатшепсут – 9 букв, которая во время официальных церемоний иногда надевала мужскую одежду и прикрепляла искусственную бороду.

На фото гранитный сфинкс с лицом Хатшепсут и бородой.

Так что ответ в поле чудес может быть двояким.

борода – не коса, так было бы проще. Но если покопаться в в истории, то можно встретить упоминания о том, что Клеопатра (а тут с известностью проблем нет) носила искусственную бороду, так что и по буквам и по смыслу подходит.

Как правильно фотографировать? Советы начинающему фотографу

Как фотографировать зеркалкой, Азы фотографии, Ночное фото, Словарь терминов фото, Фото обработка, Как выбрать фотоаппарат, Обзоры фотоаппаратов и зеркалок

Эта известная в истории женщина иногда носила бороду

Леонид Аркадьевич задаёт вопрос: Эта известная в истории женщина иногда носила бороду

Будете вращать барабан, или назовёте слово?

Оставить комментарий

    Как правильно фотографировать? Советы начинающему фотографу > Вопросы > Эта известная в истории женщина иногда носила бороду

    Copyright © 2012 Как правильно фотографировать? Советы начинающему фотографу

    Борода

    Из греческого города, осаждаемого врагом, уходили жители и несли тюки со скарбом. Только Биант ничего не нес. На вопрос, почему он идет налегке, Биант ответил:

    – Все свое ношу с собой.

    Конечно, он имел в виду свою бороду, символ мужской мудрости, достоинства, силы, славы. Понятно, что борода может расти и у недостойных мужей, пустобрехов и пустозвонов. В этом случае говорят: борода растет, а ума нет. Седина в бороду, бес в ребро.

    Известно, что бородой Бог наградил не только мужчин, но и других самцов, представителей животного мира, козлов, например.

    В течение месяца приходил один человек в синагогу и безутешно плакал, слушая ребе. Бесконечно тронутый этим зрелищем, ребе спросил однажды:

    – Что тебя так печалит? Человек ответил:

    – Я вырастил козленка, очень привязался к нему, а он внезапно умер. – Каждый раз, когда я слушаю тебя, вспоминаю своего козленка, У него была такая же красивая борода.

    Поучительно. Не возносись, не гордись, смирись, гордый муж, борода тебе дана по воле и прихоти неведомых творцов этого мира и этой плоти. Твоя задача – не позорить бороды.

    Мужчина, как и женщина, начинает день с изучения своего отражения в зеркале. За ночь садик на его лице опять дал всходы. В утренней щетине, будущей бороде, кроется неумолимость, неуклонность, неизбежность законов, данных свыше. Да будь ты хоть Папой Римским, хоть Генеральным секретарем партии, Президентом Российской Федерации, а каждое утро – изволь скоблить подбородок.

    В наше время с ростом волос на лице справляются легко. Никто, бреясь утром, особо не задумывается, почему утро приходится начинать с этих гигиенических процедур. Жаль, очень жаль. Борода и усы – дело важное и даже государственное.

    Борода в комплекте с усами всегда налицо и на лице. В отечественной истории наличие или отсутствие бороды (усов, бакенбардов) могли знаменовать смену исторических эпох. За примером далеко ходить не надобно.

    Так в Стране Советов переход к форсированному строительству социализма был отмечен отменой интеллигентских бородок (таких, как у Ленина, Троцкого, Рыкова, Бухарина) и введением партийных усов. Помимо Сталина подобные усы носил Каганович, Орджоникидзе. У Молотова и Ворошилова партийные усы были невыразительными, но не потому, что они были плохие партийцы, а потому что волос рос плохо. Понимая это секретарь партии, всегда замечавший такие вещи, претензий к ним никогда не имел. Очень хороши были усы Буденного. А вот Ягода отрастил не партийные усы, а фюрерские усики. Радек, вообще, – шкиперскую бороду. Пришлось за дурной вкус расстрелять и того, и другого. Многих, напротив, пришлось убрать за привычку бриться.

    А вот Калинину, например, разрешили оставить весь комплект, ленинскую бородку с усами. Тем самым партия и ее секретарь показали, что доверяют Михаилу Ивановичу, несмотря на его старорежимные привязанности.

    Те, кто носит бороду из религиозных соображений, считают, что раз борода дана, то заповедано ее носить мужу от юности до старости. Не зря говорится, образ божий – в бороде, а подобие – в усах.

    Бог, сотворивший человека по образу и подобию своему, очевидно, бородат, раз человека наградил бородой. По этой логике получается, что человек – это все-таки мужчина, а не женщина. И Бог, видимо, – тоже мужчина, а не женщина. Но тогда женщина – это ангел, потому что ангелы усов и бород не носят и прелестны, как юные натуральные блондинки.

    Так римляне отличались гладкими щеками от длиннобородых, вилобородых, синебородых, седобородых диких германцев. Безбородые христиане не были похожи на заросших язычников и иудеев. Бритые католики и протестанты выглядят иначе, чем представители правой веры, которые, как и мусульмане – ваххабиты, бород не остризают.

    Так что борода была и остается важным идентификационным признаком, дающим возможность женщинам различать мужчин и выбирать тех, которые им больше подходят по этническим и конфессиональным параметрам.

    Так один из главных бородачей современности товарищ Ч. бороду носит из принципа, и ни за что с ней не расстанется, даже если дамы попросят. Дамы, известное дело, – привередницы. Им то бакенбарды подавай, то усы-шевалье, то – усы щеточкой, английские, то – щетину трехдневную, а иные любят гладко выбритых.

    Товарищ Ч. безразличен к мнению дам. Он давно и счастливо женат, а бороду носит, потому что не может не носить. Однажды в запале он сказал, что сбреет ее, если выяснится, что в его ведомстве непорядок и с голосами мухлюют. Сказал и понял, что пропал, носить теперь ему бороду до самого увольнения, а увольняться он не собирается, потому как на своем месте находится, и начальство им довольно.

    Короче говоря, борода товарища Ч. – вовсе не борода. Это индикатор качества выборов. Если на его открытом, внушающем доверие лице находится борода – значит, выборы честные. Каждый волос, как и каждый голос, учтен и запротоколирован. Но, если борода не обнаруживается, значит, – нарушения и обман.

    Так что недосуг, как говорится, товарищу Ч., то есть не до дам. И хотя дамы – это не совсем дамы, а разновозрастные избирательницы, все равно товарищ Ч. ради них бороды остризать не станет.

    Товарищ Ч. – это ого-го, протопоп Аввакум наших дней. Тот тоже за бороду стоял до последнего, пока ее, глумясь, враги не остригли, но и тогда протопоп сдюжил, зная, что она отрастет вновь. Борода отросла, худенькая, правда, потому что жил протопоп трудно, питался скудно. А вот у товарища Ч. борода окладиста и пушиста. И что с того?

    Так что не видать вам, милые дамы, товарища Ч. без бороды, не видать и злословить не надо, что у него подбородок скошен и на лице бородавки. Он вам не римский император Адриан, бороду отрастивший, чтобы сии природные недостатки скрыть. Он ее носит, потому что честен и чист, аки младенец в яслях.

    Вот так вот. То-то и оно. Такая вот петрушка получается. Дело, конечно, диковинное, но всякого уважения достойное, да, и что там говорить, историческое. Не иначе, как в анналы войдет, то бишь, в историю.

    Борода-это природный феномен и мужская привилегия. Рост бороды, связанный с началом мужской зрелости, неумолим как и многое из того, что заставляет нас делать природа.

    Человечество давно научилось обусловленное природой вводить в культурный контекст. Так случилось и с бородой.Ее историю можно рассматривать в различных культурных аспектах. Борода демонстрировала статус того, чье лицо украшала. Искусственные бородки египетских фараонов были знаком их высокого положения. Окладистые, крашенные хной, завитые бороды носили персидские цари.Борода свидетельствовала о любви к мудрости и занятиям философией. В древности у греков форма бороды была знаком принадлежности к той или иной философской школе. Иногда она затмевала ее носителя, и тогда древние говорили: бороду вижу – философа нет.

    Бородатыми были не только греческие философы. Основателя даосизма, Лао-Цзы, согласно легендам, мать родила «старым младенцем» после того, как он провел в ее утробе 81 год.

    Для китайцев старость была синонимична мудрости, спокойной сосредоточенности, безмятежности. Учитель Кун (Конфуций), как говорили его ученики, был ласков, но строг, внушителен, но не свиреп, почтителен, но спокоен. Таким и полагается быть зрелому и благородному мужу. Стыдно, когда борода седа, а благородства и мудрости в поступках и речах нет.

    Борода выполняла роль этнического и конфессионального индикатора. Одни носили бороду, потому что другие не носили ее, и наоборот.

    Евреи, согласно велениям Торы, не портили «края бороды» (Левит 19:27) и зарастали густыми волосами. Греки носили бороды до эпохи эллинизма, наступившей вместе с завоеваниями Александра Македонского (356-323 гг до н.э.). Овеянный славой, ставший символом мужской красоты, Александр Македонский был безбородым. Многие века после этого, греки, и вслед за ними римляне, считали, что цивилизованные народы, к которым они себя причисляли, должны бороды брить и тем самым отличаться от варваров – германцев и скифов.

    Во 2 веке римский император Адриан (76-138 гг. н.э.), для того, чтобы, как утверждала молва, скрыть родимые пятна на лице, отрастил бороду. Вслед за императором бороду стали носить и его подданные.

    В начале 4 века отношение к бороде вновь изменилось. Император Константин Великий, сделавший христианство равноправным среди других религий Римской империи, ввел брадобрейство в обязанность. Христиане последовали императорскому указу. Отсутствие бороды стало отличать их от бородатых язычников и евреев.

    В начале 7 века на защиту бороды встал начавший проповедовать в Мекке пророк Мухаммад. Он требовал от своих последователей отпускать бороды. Из хадисов, комментирующих различные высказывания пророка, следует, что он относил бороду к тому, что является естественным для человека и, значит, воплощает замысел Бога – раз борода растет, значит, ее надо носить.

    После иконоборческих споров 7-9 веков в христианстве также утвердилась традиция ношения бород.

    Наступил период, когда в религиях авраамической традиции (иудаизме, христианстве, исламе) царило согласие по отношению к бороде. Она мыслилась как отражение в человеческом лице Божьего лика. Основанием для такого понимания причин роста волос на лице мужчины был текст из Торы, в христианской традиции –из Пятикнижия (Бытие, 1: 26) «… сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему».

    Несмотря на эту определенность отношения к бороде среди иудеев, христиан и мусульман, споры о ней не утихают по настоящее время.

    Вспомним некоторые события отечественной истории, которые убеждают в том, что вопрос о бороде был далеко не праздным.

    Киевский князь Владимир крестил Русь в 988 г. Правнук князя Владимира Владимир Мономах, как и его прадед, интересовался отличиями греческой веры (православия) от латинской (католицизма). В ответах князю, посланных митрополитом Никифором, среди многих отличий было названо бритье бород католиками. В западной церкви одним из символов священнического служения была тонзура, выстриженные кругом на макушке волосы. В Римской церкви не было прописано канонических правил в отношении того носить бороду или нет. Еще в античные времена римляне привыкли видеть в бороде символ варварства. Может быть, это послужило причиной склонности католических клириков к чистому бритью.

    В православной церкви ее пастыри носили бороду, волос же на макушке не стригли.

    В допетровское время борода была символом верности русской старине и обычаям. Она служила знаком отличия русского человека от латинянина, православного- от католика. Стоглавый собор, проходивший по инициативе митрополита московского Макария и при деятельном участии Ивана Грозного в 1551 году, осудил «подсечение и пострижение брад». Вопросу о бороде была посвящена 40-ая глава Стоглава, разъясняющая, что, поскольку борода дана Богом и ношение ее заповедано отцами церкви, то не может христианин ее самовольно обрезать. На Стоглавом соборе Макарий выступал защитником старины, осуждал тех, кто увлекался чужеземными обычаями, среди которых было и обрезание бород.

    Прошло больше века после Стоглава. Реформы Петра 1 изменили жизнь русского человека. Среди новшеств, введенных Петром, было ношение иноземного платья, участие в ассамблеях с танцами, бритье бород и многие другие пришедшие из Европы обычаи. 26 августа 1698 года в после возвращения из-за границы, Петр принимал в Преображенском своих подданных, явившихся поклониться и поприветствовать государя. Он ласково встречал их, обнимал, целовал, при этом собственной рукой обрезая им бороду. Несчастные воспринимали эту царскую ласку как глумление, Насильственное обрезание бороды было позором и для знатного боярина, и для холопа. Вскоре эта шутка царя снова повторилась на этот раз на пиру у одного из своих сподвижников, у Шеина. Царский шут, с ножницами в руках, хватал за бороду гостей и обрезал ее. Вскоре все были уже без бород: – бояре смотрелись немцами в русских кафтанах. В 1699 году молодой царь и за кафтаны взялся твердой рукой. В 1700 году был издан указ о ношении иноземного платья как мужчинами, так и женщинами.

    В 1705 году был опубликован указ «О брадобритии», повелевающий «…чтоб впредь с сего … Великого Государева указа бороды и усы брили».

    Также Петр 1 ввел ежегодную пошлину на бороду. Борода сослужила царю хорошую службу. Плата за нее составляла от 30 рублей до 100. Носитель бороды, получал в Земском приказе медный знак с изображением на лицевой стороне усов и бороды. Правила ношения бороды окончательно были определены Петром 1 несколькими указами в 1722 году. На реформы Петра Церковь ответила посланиями, в которых была изложена ее позиция в отношении царских нововведений. Автор посланий, последний патриарх допетровской Руси Адриан призывал хранить верность старине, бороду не брить, европейскую одежду не носить, табак не курить. В 1700 г. патриарх умер. Петр задержал избрание нового патриарха, потом при проведении церковной реформы патриаршество было вовсе отменено.

    Старообрядцы готовы были заплатить любые деньги за право носить бороду. В словаре Владимира Даля приводятся с пометкой «раскольничьи» поговорки, показывающие как трепетно относились к бороде староверы. Режь наши головы, не трожь наши бороды. Без бороды и в рай не пустят. Образ Божий в бороде, а подобие -в усах.

    В 18 веке многие считали, что борода – это знак отсталости и ретроградства ее носителей. По крайней мере, так относился к бороде М.В. Ломоносов, написавший сатирический «Гимн Бороде», который впервые появился в печати только век спустя , в 1859 году.

    …О прикраса дорогая,

    О прикраса золотая,

    Мать достатков и чинов,

    Мать дородства и умов,

    Корень действий невозможных

    И завеса мнений ложных!

    Чем могу тебя почтить,

    Чем заслугу заплатить?

    ….Через многия разчесы

    Заплету тебя я в косы,

    И всю хитрость покажу,

    По всем модам наряжу.

    Ломоносов целился не только в старообрядцев, особенно почитавших бороду и считавших , что с нею они составляют подобие Божие. Сатира вызвала сильнейшее негодование в членах Святейшего Синода, усмотревших в стихах Ломоносова кощунственное отношение ко всей православной традиции. Известен стихотворный ответ на сатиру Ломоносова. Его автор, митрополит Дмитрий Сеченов, клеймил Ломоносова за непочтительное отношение к бороде.Битвы за бороду и против бород, которые разразились в 18 веке, постепенно сошли на нет.

    Не так уж часто увидишь на мужском лице бороду. Разве, что пастыри церкви и старообрядцы по-прежнему ей верны. Они смирились, но браво мужу, который

    каждый день скребет подбородок, противопоставляя культуру природе. И как тут не вспомнить знаменитого ходжу Нассреддина. Рассказывают, что у него, уже возлежащего на смертном одре, спросили, что он пожелал бы изменить в своей жизни. Подумав Насреддин ответил: "Пожалуй, форму своей бороды".Мудр Насреддин, немногое мы можем изменить, но все-таки пытаться нужно.

    «Борода как признак свободы»

    Борода или щетина? Щетина или гладко выбритое лицо? А если борода, то какая? Суворовская, шкиперская, имперская, эспаньолка — лишь малая часть способов носить растительность на лице. Томас Гоуинг, автор книги «Борода и философия», составил краткий исторический обзор глобального бородоношения, привел художественное деление бород по видам, объяснил физиологию бороды, и рассказал о роли бородачей в культуре и жизни разных стран. «Лента.ру» публикует отрывок из книги, которая выйдет на русском языке в издательстве «Альпина Паблишер» в конце октября.

    Установив, что Борода является природным свойством мужского лица и что Создатель предназначил ее для различения, защиты и украшения, обратимся ненадолго к страницам истории и рассмотрим, как к Бороде относились в разные времена основные народы, древние и современные.

    Первой нацией, которая приходит на ум, являются египтяне, изображавшие Бороды весьма своеобразной формы на памятниках своим богам, царям и простым людям. Бороды у богов вьются и идут вдоль всего овала лица; Бороды царей подстрижены в виде египетского дверного прохода и длиной в три четверти от «божественного» стандарта, а Бороды простых людей — в одну четверть, так что они почти квадратные. Похоже, дополнительная длина достигалась за счет прикрепления повязи, часто искусственной, и возможно, что египтяне, которые носили фальшивые волосы, как можно убедиться по парику, находящемуся в Британском музее, имели также и фальшивые Бороды. Некоторые полагают, что вышеупомянутое призвано лишь указывать на мужской пол на памятниках, но это опровергается изображениями мужчин без Бороды. Что они использовались не всегда, видно по величественной Бороде у Сфинкса, этого символа царской власти.

    Утверждают, что жрецы этого древнего народа убирали каждый волосок со своего тела трижды в неделю, и в итоге они заставили людей брить как головы, так и лица; все рабы и слуги, даже иностранные, также обязаны были делать это. Это проистекало из некоей суеверной идеи чистоты, что подтверждается замечанием Геродота: «Ни один египтянин любого пола ни в коем случае не поцелует губы бородатого грека, не возьмет его ножа, вертела или котла, не отведает мяса животного, убитого его рукой».

    Во время траура, однако, египтяне отпускали Бороду и волосы в знак печали.

    Таковы были обычаи египтян, и крайне важно упомянуть теперь о евреях, поскольку в то время, к которому относятся наши первые знания о них как о народе, они пребывали в египетском пленении; сейчас принято полагать, что большинство практик, установленных Моисеем, являются отголосками египетских обычаев, от которых он жаждал избавиться. Можно ожидать от вдохновенного Законодателя, чьи возвышенные книги начинаются c громкого утверждения, что человек был сотворен «по образу и подобию Божиему», что любая попытка изменить естественные черты «дивных лиц людских» будет осуждена и прямо запрещена. Это указание звучит дважды, в первый раз — для всех людей: «…не порти края бороды твоей», другими словами, не меняй ее форму, которую Я, Господь, назначил! Второй раз — адресованное священникам, с прибавлением, что они не должны брить головы. Крайне важно вспомнить сакральные практики египетских жрецов, а равно и то, что Моисей обратил этот приказ к роду Ааронову, только что вышедшему из Египта, ибо он особо убедительно показывает, что бритье, даже если к нему прибегают, чтобы умилостивить божество высочайшим уровнем личной чистоты, когда человек приближается к его мистическому присутствию, прямо и однозначно запрещено. Это как если бы Господь сказал: «Что ты, о человек, думающий в своем тщеславном уме, будто я, Создатель, не знаю, какой вид тебе придать, богохульно считаешь, что можешь умилостивить меня, суеверно жертвуя то, чем я, в своей Всемогущей мудрости, наделил тебя для защиты и украшения?» И чтобы подчеркнуть различие еще сильнее, Моисей строжайше запретил все обычные и естественные способы очищения.

    Не будет неуместным отметить, что на самом пороге истории мы наблюдаем две противоположные традиции: одну сурово осуждают, другую настоятельно насаждают. Тем более необходимо отметить, что многие религиозные люди, придерживающиеся по привычке египетского подхода, забывают, насколько подчеркнуто он осуждался. Слишком много тех, кто, даже узнав, что значительную часть пороков, свойственных наиболее деятельной части духовенства, можно было бы предотвратить и излечить простым ношением Бороды, все еще будут настаивать на том, чтобы священники неизбежно расплачивались за нарушение законов Господних, потому что собственные предрассудки заставляют их предпочитать гладкое личико мужественному.

    Подтверждение нашей идеи, что закон Моисея был направлен на предотвращение существенного изменения естественных черт — он не возражал против подравнивания Бороды, что является обычной среди евреев практикой, — можно найти в первом стихе 14-й главы Второзакония, где людям предписывается не брить бровей, что было обычным знаком печали среди народов, носящих Бороду. Кроме того, евреи, в отличие от персов и других народов, вместо того, чтобы брить Бороду во время траура — хотя в неистовой восточной печали они подчас вырывали ее, — обычно оставляли ее неухоженной или прикрытой до тех пор, пока период траура не заканчивался.

    Все помнят ужасную месть Давида, когда его послы были опозорены бритьем Бород.

    Бороду продолжали носить во всей ее славе представители этого избранного народа, и сейчас мы не смогли бы представить какого-либо патриарха, судью, священника, пророка, или взрослого царя, или совершенного Основателя нашей религии, или одного из двенадцати избранных, за исключением юного Иоанна, без этой достойной и почитаемой черты. Какой художник решился бы нанести оскорбление самым священным для нас образам, написав кого-либо из них с блестящей гладкостью выбритой наготой!

    Во времена Магомета евреи продолжали придерживаться тех же обычаев, это следует из указания законодателя своим последователям стричь бакенбарды и Бороду, чтобы отличаться от евреев. И действительно, последние, во всех отношениях необычайные люди, держались за предписанные традиции со всей силой религиозного чувства и твердой убежденности. И хотя в наше время некоторые миряне, движимые желанием слиться с населением Западной Европы, могут принести убеждения в жертву удобству, их раввины неизменно остаются стойкими в своем исповедании истины и природы. Одним из наиболее долговечных впечатлений моего детства остается воспоминание о Верховном раввине Гершеле, шествующем по улицам Лондона, как последний из пророков, в темных одеждах, с длинным бледным лицом и развевающейся Бородой:

    И вежды, с чудным пламенем и острым,

    Презрительны к забавам мира пестрым:

    В священной обитали старине

    Иль узревали будущность оне.

    АССИРИЙЦЫ И ВАВИЛОНЯНЕ

    Ассирийцы и вавилоняне, как мы знаем из исследований и находок Остина Лэйарда и других, носили необычайно украшенные Бороды, что от них переняли древние персы, а кольца на их Бородах были сделаны из золота.

    ПЕРСЫ, АРАБЫ И ТУРКИ

    Древние арабы, как и их родичи евреи, носили Бороды и так же оставляли их нетронутыми, хотя вера этого народа менялась не раз. Со времен Магомета мы можем рассматривать арабов в наших целях вместе с турками и персами, поскольку все они оказывали равное уважение к Бороде, считая, что она усовершенствует и придает завершенность лицу мужчины, а также является признаком свободы, бритье же почитали знаком унижения и рабства. Магомет, установивший крашенье Бороды, предпочитал, чтобы она была соломенного цвета — цвет, традиционно ассоциирующийся с Авраамом. Одной из особенностей персидской ереси было предпочтение черному цвету Бороды и особой ее форме; еще к вопросу об этих мелких различиях: когда персы вели войну против узбекских татар, они взяли за обычай складывать отрезанные Бороды врагов к ногам своего шаха.

    В качестве примера уважения, оказываемого Бороде, можно процитировать обычную магометанскую клятву: «Клянусь Бородой Пророка!» — а также форму просьбы: «Твоей Бородой, или жизнью твоей Бороды!» Турки указывают на свою и говорят: «Неужто ты думаешь, что эта достопочтенная Брада может лгать?» Достоверность мужского слова до такой степени принято было оценивать по Бороде, что при поисках свидетеля длина ее считалась обязательным подтверждением квалификации.

    Прикосновение к чужой Бороде, если только не для почтительного поцелуя, считалось у этих людей большим оскорблением. При встрече двух друзей поцеловать Бороду — иногда взаимно — соответствовало нашему рукопожатию, вопросу «как дела?», а «да сохранит Господь твою Бороду» призывало благословение на друга. В семье Борода также была предметом благоговейной привязанности: жена и дети целовали ее с нежной и уважительной любовью. Чтобы показать высокую ценность чего-либо,говорили: «Это стоит больше одной Бороды».

    «Позор на твою Бороду!» — выражение упрека, а «Я плюю на твою Бороду!» — глубочайшего презрения. Когда персидский шах в 1826 г. разговаривал с нашим послом (сэром Джоном Малькольмом) о русских, то, чтобы показать, как низко он их ставит, он сказал: «Я плюю на их бороды».

    Отрезание Бороды означало глубокое бесчестье и унижение. Известный глава ваххабитов Сауд брил Бороды в качестве наказания за тягчайшие преступления. Он долго мечтал купить жеребца у шейха племени Шахмэни, но все его предложения отклонялись. Шейх кахтанцев, когда его приговорили лишиться всех волосяных знаков отличия, при приближении брадобрея воскликнул: «О, Сауд, возьми жеребца Шахмэни как выкуп за мою Бороду!» Предложение было принято, и владелец продал жеребца за 2500 долларов, уверяя, что он не отдал бы его ни за какие деньги, если бы не нужно было спасать Бороду знатного кахтанца.

    Даже когда болезнь или несчастный случай требуют удаления всей или части Бороды, араб пойдет на это только при самой крайности; после этого он живет в затворничестве, а если ему приходится выходить, надевает плотную черную вуаль, пока его подбородок не появляется «со всей первоначальною красой, густо рдеющей на нем».

    Почти каждый магометанин носит с собой расческу с единственной целью — приводить в порядок Бороду, чем занимается часто, особенно после молитв; богомолец обычно остается тщательно орудовать расческой, сидя на пятках. Выпадающие волосы аккуратно собирают и либо хоронят вместе с хозяином, либо прежде него кладут в могилу, предварительно

    разрезав каждый, чтобы отпустить на волю ангелов-хранителей.

    Душить и окуривать Бороду благовониями — обычная восточная привычка.

    Во время траура персы бреются, и Геродот рассказывает один случай, когда они также обрезали гривы и хвосты коням в память о полководце Мардонии.

    Рассказывают, что один умник-султан брил свою Бороду, говоря: «Негоже советникам водить султана за Бороду, как они поступали с нашими праотцами!» — и забывая, что для них все еще оставалась удобнейшая ручка, его нос, за который, как вы, дамы и господа, знаете, людей водят с незапамятных времен. Так что, будем надеяться, никто не станет приводить это как исторический прецедент в пользу бритья.

    К счастью, его преемник был мудрее, и султан доныне отличается прекрасной Бородой, как и персидский шах, все арабы и их властители.

    Древние греки известны всему миру своими Бородами. Все гомеровские герои бородаты, и, говорят, Нестор Мудрый поглаживал свою Бороду, прежде чем начать ораторствовать. Сатурн, Юпитер, Нептун, Плутон, Марс, Вулкан, Меркурий — все с Бородами. Аполлон изображен без нее как символ вечной юности, но у Геркулеса и полубогов все на месте. Асклепий, бог Здоровья — важный факт! — особо одарен в этом отношении. Мать Ахиллеса, моля Юпитера, одной рукой прикасается к его Бороде, а другой — к колену.

    По суровым нравам спартанцев можно предположить, что они особо заботились о Бороде. Когда некоего Никандра спросили о причине, он ответил: «Потому что мы считаем ее тем украшением, которое прежде всего отличает мужчину». На вопрос же, зачем носить Бороду такой длины, он дал этот благородный ответ: «С тех пор как она поседела, то непрестанно напоминает мне не бесчестить мой преклонный возраст». Плутарх, упомянув густую Бороду спартанского полководца Лисандра, говорит: «Ликург считал, что обилие волос и бороды делает тех, кто приятен наружностью, еще приятней, а уродливых — еще ужаснее для врагов». Считая бритье признаком рабства, они заставляли своих верховных магистратов брить верхнюю губу на время государственной службы, тем самым напоминая, что, хотя закон в их руках, сами они обязаны ему подчиняться.

    Греки вообще продолжали носить Бороду до тех пор, пока упадок афинской доблести не заставил это свободное государство подчиниться македонскому завоевателю, который, согласно Плутарху, приказывал своим солдатам бриться, чтобы врагам нельзя было ухватить их за Бороду. Возможно, он сделал это во время очередного запоя или же приказал им подстричься наподобие старых греческих воинов. Так или иначе, свобода и Бороды греков

    подошли к концу вместе.

    Диоген, современник Александра, однажды спросил одного гладко выбритого сластолюбца, не поссорился ли тот с природой, что она сделала его женщиной вместо мужчины. А Фокион, упрекая человека, который улещивал людей, но при этом носил длинную спартанскую Бороду, говорил: «Если ты так льстишь, почему же не обрежешь свою бороду?»

    Забавный факт для тех, кто сводит всю цивилизованность к бритью, в том, что единственными, кто при всех переменах в античной Греции сохранили свою Бороду, были философы, или любители мудрости, — те, для кого выдающийся разум греков был предметом изучения и профессией; те, кто, по сути, был самыми цивилизованными членами общества.

    Со времен Юстиниана греки снова начали носить Бороды, все греческие императоры до последнего злосчастного Палеолога, который погиб, храбро сражаясь при осаде турками Константинополя. Каждый из них считал Бороду знаком царской власти — атрибутом королевского величия.

    ЭТРУСКИ, РИМЛЯНЕ

    Этруски изображали своих богов с Бородами и сами носили их; так же делали и римляне. Каждый школьник помнит священный ужас, внушенный вторгшимся в здание Сената галлам: они увидели отцов-сенаторов, сидящих спокойно и неподвижно, как боги, за которых варвары и приняли их поначалу, пока один, храбрее других, не дернул за Бороду благородного Марка Папирия. А тот, возмущенно подняв посох, невольно подал знак к собственному убийству и убийству своих досточтимых соотечественников.

    В лучшие времена Республики, когда старые римские добродетели сохраняли еще частичку своей первоначальной мощи, пока они не иссохли и не были подорваны завезенными пороками и упадочными традициями завоеванных наций, римские государственные мужи, воители, жрецы, простой народ — все носили Бороду, все признавали ее мужественную славу!

    Не раньше 454 г. от основания Рима, около трех столетий до нашей эры, один из продажных преторов, что обычно возвращались, нагруженные иностранным золотом, изнеженные иностранной роскошью, привез с Сицилии нескольких брадобреев; и Плиний позорит —

    клеветнический слух! — младшего Сципиона Африканского наивной сплетней, что «он был первым, кто сбрил всю свою бороду». Вот еще один пример тому, как дурацкий обычай, как глупую мысль, пытаются приписать кому-то всемирно известному.

    Задолго до этого времени Бороду принято было немного подстригать или брить; одно и то же слово (tondere) могло означать и то и другое. Конечно, когда установилась мода, стали считать, как и у нас, что носить Бороду неподобающе; цензоры обязали Марка Ливия, возвратившегося из изгнания, побриться, прежде чем предстать перед Сенатом.

    С умножением пороков и изнеженности среди этой некогда мужественной расы упадок Бороды продолжился. Цезарь, истинный основатель империи, предававшийся всякому виду щегольства и разврата, используя их для прикрытия своих честолюбивых замыслов, разумеется, брился; и поэтому бритье оставалось имперской модой вплоть до времен Адриана (я уже приводил выше эту смелую римскую голову реставратора мужской красоты). С его времени Бороду носили почти все римские императоры, кроме Константина, который брился из суеверия. У отца же его была благородная Борода.

    Даже после того, как возник обычай брить Бороду, первое ее появление встречалось с радостью и обычно совпадало со временем премьерного надевания тоги; «первины» волос торжественно посвящали — как остаток прежнего уважения — какому-нибудь богу — например, в случае с Нероном, который преподнес их в золотой коробке, украшенной самоцветами, Юпитеру Капитолийскому.

    Бритье в обычаях раннего Рима было знаком скорби; однако впоследствии то, что считалось символом самоотречения, стало всеобщей модой, и во время печали Бороде позволяли расти, чтобы подчеркнуть небрежение собой.

    Римские философы, как и греческие, заботливо растили длинную Бороду как эмблему мудрости. Следующий анекдот показывает, что иногда она была обманчивым знаком. Один император, которому докучал человек в длинном платье и с длинной Бородой, спросил у того, кто он. «Разве ты не видишь, что я философ?» — был ответ. «Плащ я вижу, и Бороду тоже, — сказал император, — но философа под ними не вижу».

    Должны заключить этот обзор римских обычаев указанием на поучительное обстоятельство, что рабы в раннем Риме обривались в знак своего рабского положения, и им не разрешалось носить отличительный знак свободного человека, пока их не отпускали на волю. В поздний же период рабы, как и положено мужчинам, носили Бороду, ее сбривали, только когда подневольных нужно было поставить на один уровень с их опозоренными порочными хозяевами.

Оценка 4.1 проголосовавших: 9
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here