Почему монахи не стригут бороду

Полная информация по теме "почему монахи не стригут бороду" - все самое актуальное и полезное по данному вопросу.

Клин православный

Войти через uID

Почему у многих священнослужителей длинные волосы?

Автор: Диакон Иоанн Иванов

Длинные волосы у священнослужителей – это традиция. Скорее всего, она пришла с православного Востока под влиянием монашества.

Во всем православном мире, в том числе и у восточных славян, ношение бороды и удлиненных волос у священников являлось нормой.

Причащение в домовом храме Православной классической гимназии “София”

Исключение составляли земли западной части христианского мира. Римская традиция предписывала стричься и бриться. Это было обусловлено гигиеническими нормами той эпохи. Западноевропейская медицина тогда предписывала в целях личной гигиены для предотвращения болезней и появления вшей остригать волосы и брить бороду. Купаться в реке, как это делаем мы сейчас, считалось антисанитарией, так как многие ученые доказывали, что в водоемах обитают разные источники инфекций. На Востоке же, напротив, омовение, в том числе и с погружением в воду, считалось обязательной каждодневной нормой.

В Русской Православной Церкви традиция ношения длинных волос священнослужителями пришла на смену другому обычаю – выстригать волосы на темени, что символизировало терновый венец Иисуса Христа. На Русь эта традиция пришла из Византии. Там обычай выстригать волосы существовал со времен раннехристианской Церкви, но окончательно утвердился в VII веке (21-е правило VI Вселенского собора 692 г.). Прическа клириков предполагала выстрижение волос сверху, на темени, и подстрижение их снизу “в круг”. На Руси выстриженная маковка клириков получила название гумёнцо. Выбритая часть покрывалась небольшой шапочкой – скуфьей. С XVII века в Русской Православной Церкви существовали уже две традиции вместе: не стричь волосы и выстригать гуменцо. Об этом свидетельствует, например, архидиакон Павел Алеппский, который в 1656 году путешествовал в Москву вместе со своим отцом, Антиохийским патриархом Макарием: “Волос на голове они (священники – д.И.И.) не бреют, за исключением большого кружка посредине, оставляя прочие длинными, как они есть” [Павел Алеппский, архидиакон. Путешествие Антиохийского патриарха Макария в Москву в XVII веке. СПб., 1898. С. 97]. Как долго практиковалось выстрижение маковки, с точностью сказать невозможно, но к XVIII в. эта практика была совершенно оставлена.

Вероятно, с тех самых пор, как священники стали отпускать длинные волосы, последние для них превратились в предмет повышенного внимания. Так Церковь столкнулась с необходимостью выработать некоторые рекомендации относительно того, каким должно быть отношение к своим собственным волосам со стороны каждого отдельного иерея. О внешнем виде священника, как и об уходе за волосами, говорит один из разделов пастырского богословия – науки о нравственных качествах и обязанностях иереев. Прическа священника, как и весь внешний его вид, должна свидетельствовать о его скромности и сдержанности. Лохматые, непричесанные, грязные волосы, равно как и чрезмерно ухоженные и уложенные по светской моде, расцениваются как недопустимые для духовенства. В заботе о волосах требуется избегать крайностей.

В русской церковной традиции как борода, так и длинные или удлиненные волосы были и остаются отличительными признаками православного духовенства, что вполне согласуется и с богослужебным облачением, и с традиционным восприятием духовенства православным народом.

Если священник не носит бороды и удлиненных волос не по состоянию здоровья, а сознательно в соответствии со своим желанием, то у людей (не только верующих) возникает вполне обоснованная мысль, что священник стесняется своего служения и, в каком-то роде, “маскируется”.

И у традиции выстригать гуменцо, и у традиции отпускать волосы до плеч были свои основания, но ни одно из них не имело силу закона. Предписание ап. Павла к Коринфянам (1 Кор.11:14-15) – это не закон или правило, требующие беспрекословного исполнения, это обычай, соответствующий эпохе и культуре первых христиан на Востоке. От себя могу лишь добавить: если уж решил священнослужитель отращивать длинные волосы, то нужно за ними ухаживать и внимательно прислушаться к наставлениям, какие давал, например, профессор архимандрит Киприан (Керн): “Умеренно подстриженные волосы, подровненная борода и в меру укороченные усы никак не могут уменьшить духовности священника и подать повод к упреку в щегольстве” (Архимандрит Киприан, профессор. Православное пастырское служение. СПб., 1996. С. 92).

Фото: Геннадий Алексеев

Перепечатка в Интернете разрешена только при условии наличия активной ссылки на сайт “КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ”.

Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при условии указания источника и автора публикации.

  • Главная
  • Благочиние
  • Храмы благочиния
  • Духовенство
  • Новомученики
  • Скорбященский храм
  • История храма
  • О настоятеле
  • Публикации
  • Статьи
  • Вопросы

курсы

  • Полезное
  • &nbspРасписание автобуса

    Почему священники носят бороду

    Почему у священнослужителей бороды?

    Таня Сарбаш(Остривная)

    Наличие бороды — не закон. Это церковная традиция русской православной церкви. Обычай православных священников носить бороды восходит к ветхозаветной традиции. В Библии об этом сказано определенно: «И сказал Господь Моисею: объяви священникам, сынам Ароновым, и скажи им… Они не должны брить головы своей и подстригать края бороды своей» (Лев. 21:1, 5). Запрещалось не только брить, но подстригать бороду, так как это входило в языческие траурные обряды.

    Listopadnichek

    Традиция. По образу и подобию исходника. Как создано, так и носится.

    Священники соблюдают Библейское установление: Ветхий завет. Третья книга Моисея. Левит. «Не стригите головы вашей кругом, и не порти края бороды твоей. » (Лев. 19, 27)

    не у всех молодые священники часто не носят бороду

    Вадим Мансуров

    Михаил Морозов

    Наличие бороды — не закон. Это церковная традиция Русской Православной Церкви. Обычай православных священников носить бороды восходит к ветхозаветной традиции. В Библии об этом сказано определенно: «И сказал Господь Моисею: объяви священникам, сынам Ароновым, и скажи им… Они не должны брить головы своей и подстригать края бороды своей» (Лев. 21:1, 5). Запрещалось не только брить, но подстригать бороду, так как это входило в языческие траурные обряды.

    пастор Александр Лапоченко

    На Литургии священник символизирует Христа, по этому пытаются соответствовать образу.

    Татьяна Кошка драна

    пытаются походить на Христа хотя бы внешне

    Мидвед Блаженный

    Думаю что это обычная лень по канонам.

    Вішнуджана дас

    Возможно традиция, которая уходит во времена, когда все носили бороды и усы.

    Локи Викинг 1964

    Это просто, что бы убогие умом овцы стадо господнего, не видели их хитрые и довольные рожи.

    Олег Нагорный

    Ну, некоторым нравиться такая традиция, ибо дистиплинирует, напоминая о своеобразном «назорействе» священнического служения.. . Впрочем, не все:

    Андрей Терещенко

    Это ВИЗАНТИЙСКАЯ ТРАДИЦИЯ. Католики и протестанты не отпускают бород и Иисус тут не при чём, странно, что какой-то там «пастор» этого не знает

    Верикосастафруллаханистан$кий

    Андрей 8888888

    Бог не видит людей — он видит свет души людей.. . а какая там борода — бритая или зеленая ему если честно по бороде….

    Olga Ruzavina

    Денис Литвинов

    нельзя заставлять себя бриться=неприятное дело и они в соответствии с религией не насилуют себя =не бреются а вот укоротить волосы легко и многие подравнивают себя без парикмахерской.. . Наверно как то так…

    Традиция носить бороду восходит к самому Христу. Есть предание, что Господь воспитывался в назорейской общине — ответвлении от иудейской религии. Назореи отличались тем, что не стригли волосы — ни бороды, ни головы. Этот образ был воспринят монашествующими в первые века христианства — в подражание Спасителю. Русь, когда принимала религию из Византии, восприняла церковный устав, изначально написанный для монахов. Вместе с уставом пришел к нам и обычай не стричь волосы — сначала этому правилу следовали только монашествующие, потом и священники. Практически во всех народах мужчина без бороды воспринимался как незрелый юноша. Наоборот, мужчина с бородой — человек, имеющий жизненный опыт, а значит, заслуживающий уважения, имеющий авторитет. В этом, вероятнее всего, и есть причина ношения бороды нашими батюшками. Борода выделяет церковнослужителя среди остальных людей. Как священник могу сказать, что ношение бороды и длинных волос доставляет определенные неудобства, но, вместе с тем, приносит большую пользу. Какую? Тебя вседа идентифицируют как священника, смотрят на тебя как на Церковь Христову. Осознавая это, стараешься вести себя так, чтобы своим поведением не опозорить имя Божие. Но не все священники носят бороды. Если вы видите священника без бороды, пусть это вас не смущает. Святитель Николай, к примеру, был аккуратно пострижен, у него даже было выбрито на голове специальное гуменцо, которое в то время было знаком принадлежности к священному сану.

    Vladimir Kovalkov

    Юлия Тарасенко

    То что было раньше и то что сейчас две разные вещи, длинные волосы были у назореев тогда, когда они жили по ветхому завету, раньше и вино пили постоянно, а сейчас грех почему? Потому что раньше во первых вино было разбавлено во сколько то там раз с водой, вроде 1/5, но точно не помню, во вторых вино пили чтоб дезинфицировать желудки, а сейчас чтоб нажраться и побыть пьяной тварью неспособной мыслить и вести себя нормально. Но насчет длинных волос у мужчины сейчас однозначно — позор. Библия этого не запрещает, там только наставления и советы написано «Все мне позволительно но не все полезно» Так что каждый сам выбирает.

    Полагаю что нет, так как у многих священников длинные волосы

    НЕТ. Что за тупой вопрос.

    Все попы и священники православных церквей носят длинные волосы.

    имя ему Легион

    нет. Но при этом, нельзя уподобляться женщинам-делать косу или хвост

    Библия запрещает [1 Кор. 11:14] Не сама ли природа учит вас, что если муж растит волосы, то это бесчестье для него,

    Anton Kuropatov

    Священникам можно, они носят длинные волосы и бороды, как ветхозаветные назореи.

    Местный Ангел

    Законы православной церкви для меня не авторитет.

    Анастасия Белогорцева

    нет, запрещается священослужителям носить короткие

    не приветствует только короткие юбки….

    судя по иконе Христа, эта версия не имеет смысла жить

    Черный Ворон

    Andrew Kramer

    Ну как бы Иисус изображен с длинными волосами на иконах. Меня этот вопрос просто убивает. Иисус является иконой для верующих, как длинные волосы могут быть запрещены? Тогда такой вопрос, а не запрещает церковь быть лысым. Почему-то такой вопрос не возникает ни у кого. И что церковь, это для вас закон. Все церкви это коммерческие организации.

    ВОЛОСЫ — орган восприятия и накопления тонких энергий. Чем длин- нее волосы человека, тем больше духовной силы он получает, ибо эта сила питает все его тела и оболочки. В Ведических писаниях сказано: «Со- стричь человеку волосы и сбрить ему усы и бороду, это всё равно, что убить его» . Но при особой необходимости и овладении определёнными навыками, человек может выводить отрицательную энергию в свои воло- сы и состригать их, освобождаясь таким образом от мешающих его раз- витию энергий — в этом смысл обряда «пострижения в монахи» . Славяне первый раз стригут своих детей только по достижении 7 лет, а состриженные волосы прячут под коньком крыши или матицей (основной потолочной балкой избы) . Если волосы ребёнку состригать до 1 года — приостанавливается развитие его речи, если до 7 лет — замедляется развитие умственных спо- собностей. Женщину, обстригшую волосы, называют карной (по имени богини Карны, ответственную за исполнение закона причинно-следствен- ной связи) — то есть это та, которую Карна покарала. Отсюда — «обкар- нать» . БОРОДА — волосы на лице мужчины. Служит для накопления жизнен- ной и духовной силы («бо» — богатство, «рода» — принадлежность к роду) . В каждой варне бороду носят по-своему: ведуны бороду не стригут, а ухаживают за ней, как за средоточием своей духовной силы; витязи носят короткие бороды, так как это удобно для боя; веси носят окладистые (боль- шие, но подстриженные) бороды как знак солидности, степенности, зна- чимости. Смерды не понимают истинного назначения бороды и не уме- ют ею пользоваться, даже если отращивают. Бриться начали те из них, кто хотел походить на женщин.

    Сами священники порой носят длинные волосы. Но Библия запрещает это.

    Зачем священнику борода и длинные волосы?

    Длинные волосы у священнослужителей — это традиция. Скорее всего, она пришла с православного Востока под влиянием монашества. Во всем православном мире, в том числе и у восточных славян, ношение бороды и удлиненных волос у священников являлось нормой.

    Исключение составляли земли западной части христианского мира. Римская традиция предписывала стричься и бриться. Это было обусловлено гигиеническими нормами той эпохи. Западноевропейская медицина тогда предписывала в целях личной гигиены для предотвращения болезней и появления вшей остригать волосы и брить бороду. Купаться в реке, как это делаем мы сейчас, считалось антисанитарией, так как многие ученые доказывали, что в водоемах обитают разные источники инфекций. На Востоке же, напротив, омовение, в том числе и с погружением в воду, считалось обязательной каждодневной нормой.

    В Русской Православной Церкви традиция ношения длинных волос священнослужителями пришла на смену другому обычаю — выстригать волосы на темени, что символизировало терновый венец Иисуса Христа. На Русь эта традиция пришла из Византии. Там обычай выстригать волосы существовал со времен раннехристианской Церкви, но окончательно утвердился в VII веке (21-е правило VI Вселенского собора 692 г.). Прическа клириков предполагала выстрижение волос сверху, на темени, и подстрижение их снизу «в круг». На Руси выстриженная маковка клириков получила название гумёнцо. Выбритая часть покрывалась небольшой шапочкой — скуфьей.

    С XVII века в Русской Православной Церкви существовали уже две традиции вместе: не стричь волосы и выстригать гуменцо. Об этом свидетельствует, например, архидиакон Павел Алеппский, который в 1656 году путешествовал в Москву вместе со своим отцом, Антиохийским патриархом Макарием: «Волос на голове они (священники — д.И.И.) не бреют, за исключением большого кружка посредине, оставляя прочие длинными, как они есть» [Павел Алеппский, архидиакон. Путешествие Антиохийского патриарха Макария в Москву в XVII веке. СПб., 1898. С. 97]. Как долго практиковалось выстрижение маковки, с точностью сказать невозможно, но к XVIII в. эта практика была совершенно оставлена.

    Вероятно, с тех самых пор, как священники стали отпускать длинные волосы, последние для них превратились в предмет повышенного внимания. Так Церковь столкнулась с необходимостью выработать некоторые рекомендации относительно того, каким должно быть отношение к своим собственным волосам со стороны каждого отдельного иерея. О внешнем виде священника, как и об уходе за волосами, говорит один из разделов пастырского богословия — науки о нравственных качествах и обязанностях иереев.

    Прическа священника, как и весь внешний его вид, должна свидетельствовать о его скромности и сдержанности. Лохматые, непричесанные, грязные волосы, равно как и чрезмерно ухоженные и уложенные по светской моде, расцениваются как недопустимые для духовенства. В заботе о волосах требуется избегать крайностей.

    В русской церковной традиции как борода, так и длинные или удлиненные волосы были и остаются отличительными признаками православного духовенства, что вполне согласуется и с богослужебным облачением, и с традиционным восприятием духовенства православным народом.

    Если священник не носит бороды и удлиненных волос не по состоянию здоровья, а сознательно в соответствии со своим желанием, то у людей (не только верующих) возникает вполне обоснованная мысль, что священник стесняется своего служения и, в каком-то роде, «маскируется».

    И у традиции выстригать гуменцо, и у традиции отпускать волосы до плеч были свои основания, но ни одно из них не имело силу закона. Предписание ап. Павла к Коринфянам (1 Кор.11:14-15) — это не закон или правило, требующие беспрекословного исполнения, это обычай, соответствующий эпохе и культуре первых христиан на Востоке.

    От себя могу лишь добавить: если уж решил священнослужитель отращивать длинные волосы, то нужно за ними ухаживать и внимательно прислушаться к наставлениям, какие давал, например, профессор архимандрит Киприан (Керн): «Умеренно подстриженные волосы, подровненная борода и в меру укороченные усы никак не могут уменьшить духовности священника и подать повод к упреку в щегольстве» (Архимандрит Киприан, профессор. Православное пастырское служение. СПб., 1996. С. 92)

    Бриться – грех? Ответы бывалых бородачей

    «Апостольские постановления» в книге первой говорят: «Не должно… на бороде портить волосы и изменять образ человека вопреки природе. Не обнажайте бород ваших».

    Стоглавый Собор 1551 года решения которого, впрочем, спустя век на Большом Московском Церковном Соборе были названы написанными с «простотою и невежеством» – строго запретил пострижение бороды. Тем, кто ослушался, полагалась суровая кара: «Аще кто браду бреет и преставится тако, не достоит над ним служите, ни сорокоустия по нем пети, ни просвиры, ни свещи по нем в церковь принести».

    Причиной смерти Святых Виленских мучеников XIV века Антония, Иоанна и Евстафия стал отказ обрить свои бороды. Для святых, которые воспринимали человека как образ и подобие Божие, было немыслимо отступить от него.

    В конце концов, борода стала пусть и не главной, но одной из причин раскола церквей на Восточную и Западную. Одним из обвинений, которые выдвинули православные греки католикам-латинянам было брадобритие: «И не желают они обратить внимание на Писание, которое говорит: «да не бреете брад ваших» (Лев.19, 27), как и совсем не хотят признать, что лишь женам благопристойно этот вид при творении устроил Бог».

    Борода в двадцать первом веке – это дань православной традиции, рабочая необходимость или утилитарная мода?

    Иеродиакон Феодорит (Сеньчуков)

    Мужчина вообще должен быть с бородой. Бритые мужчины возникли в языческом мире вместе с появлением гомосексуальных традиций в древнем Риме. Кроме того, безбородыми стало удобно быть воинам чтобы их не схватили за бороду.

    Православный человек – человек мирный, он готов защищать отечество, но это не профессиональная его принадлежность. Обязательно должны быть бородаты священнослужители, монахи и, как правило, носят бороды и миряне.

    В Лавре Саввы Освященного действовало правило: туда не принимали безбородых. Делали это, кстати, из тех же самых соображений – чтобы как можно дальше дистанцироваться от ассоциаций с гомосексуальностью.

    В Лавре жили в кельях, уединенно: безбородых не допускали, чтобы не возникало каких-то греховных подозрений и желаний. Борода была маркированием себя как людей нормальных. Если у послушника не росла борода, его отправляли в Лавру Феодосия Великого там жили общежитием, все у всех на виду, совершать что-то греховное на людях было сложнее.

    Специального канона про ношение бороды нет. Это традиция. Понятно, что в более поздние времена появились другие традиции. Петр Первый поощрял брадобритие, но все это было нам чуждое, взятое с Запада. Я не очень большой русофил, но бритые подбородки – это не православная традиция.

    Если посмотреть, во всех православных странах люди носят бороды. В зависимости от того, насколько тесно страна в разные исторические эпохи контактировала с Западом, бород может быть меньше или больше, но они есть всегда.

    Лично я не брил бороду никогда кроме момента обучения на военной кафедре и военных сборов. Отпустил бороду сразу, как только закончил школу. В разные времена она имела разную форму. В молодости, когда я был мирянином, борода была небольшого размера, это была этакая эспаньолка, а, когда стал более воцерковлен, борода выросла большая, окладистая.

    Говоря совсем откровенно, форму бороды я поменял, когда у меня умерла жена. Пока супруга была жива, я много занимался наукой и носил такую бороду, которая была более приемлема для той среды, где я тогда общался.

    Потом я остался один. Возникли мысли о монашестве, заботы о карьере и науке стали волновать меньше. Сейчас ношу такую бороду, какая соответствует монашескому сану – монаху нельзя ни бриться, ни стричься.

    Есть ли неудобства от бороды? Есть такой анекдот: бородатого человека спросили, куда он кладет бороду, когда спит – под одеяло или на одеяло. После этого вопроса спать человек перестал – так крепко задумался. В работе не мешает, а в жизни даже удобней – не надо тратить времени на бритье.

    Даже если по каким-то причинам бороду придется сбрить, отпущу ее вновь при первой же возможности. Без нее – это как голым на улицу выйти: наверное, можно, но неловко и неудобно.

    Максим Исаев

    доктор юридических наук, профессор кафедры конституционного права МГИМО:

    Ношу бороду с 2004 года. Ходить с ней стал после того, как защитил докторскую. Можно сказать, что специфика моей работы способствовала появлению бороды.

    Женщинам борода не нравится – легкомысленные они! Борода для православного мужчины – это определенное достоинство и смысл его мироощущения. Будучи с бородой, он принимает на себя определенные обязательства – в первую очередь, соответствовать образу Господа Бога нашего, ведь Господь же создал нас по своему образу. И если посмотрим иконографию, то Господь наш Иисус Христос везде изображен с бородой. Поэтому, надо стремиться к тому, чтобы Ему соответствовать.

    Можно вспомнить многие исторические примеры, когда православные люди оказывались в неволе, были понуждаемыми к басурманскому образу жизни, но, тем не менее, оставались православными. И борода в данном случае – это часть традиции православия. Даже не представлю себе митрополита, извините, с босой рожей – ни у нас, ни у греков. Это возможно у католиков и протестантов, но там другие традиции.

    В нашем климате борода может быть очень даже полезна – согревает в морозы. Единственный минус – долго расчесывается по утрам.

    Владимир Лавров

    доктор исторических наук, профессор Николо-Угрешской православной духовной семинарии, главный научный сотрудник Института российской истории РАН:

    К концу советской эпохи ношение бороды не приветствовалось, но и не запрещалось. Социализму свойственно стремление к усредненности, одинаковости. И бородачи как-то выбивались из общих рядов строителей коммунизма. Если же борода была окладистая, то она могла свидетельствовать о вере. А верующему не дозволялось быть учителем, офицером и так далее.

    Я отпустил бородку, будучи еще некрещеным. Просто кожа слишком раздражалась после бритья. В КПСС занять выгодную должность не рвался. Но коммунисты нередко спрашивали о профессии. И затем выносили вердикт: «Ну, историку можно».

    После осознанного крещения, в процессе воцерковления и осознания себя русским стала возникать внутренняя потребность в окладистой бороде. Однако отпустил ее только несколько лет назад в связи с расставанием с любимой женщиной.

    Надеялся, что такая борода поможет преодолеть внутренние страсти и укрепиться в русской православной вере. В некоторой степени она, конечно, помогла, но не более того… Борода уже окладистая и седая, но страсти в сердце и не думают стихать. Хотя, с бородой стыднее…

    Александр Басалаев, фотограф, журналист:

    Свою бороду я ни разу не сбривал с 1980 года. За это время она была короткая, средняя, длинная, была и такая, что дорастала буквально до пупа. Я говорю в шутку, что моя борода благополучно прожила от московской Олимпиады-80 до сочинской олимпиады.

    Появилась борода так: я отслужил в армии, поступил в институт, и вот мы, группа студентов, решили к Новому году отпустить бороды. После Нового года все сбрили, а я нет.

    Борода появилась раньше, чем я крестился, и напрямую с православием не связана. Но родился-то я в православной стране! По обе стороны моих родителей в предках казаки. По матери дед, его фамилия была Мордюков, бороду не носил – он воевал, потом работал на руководящих должностях, ему было не положено.

    А вот по отцу – Басалаев, он всегда был с бородой. Предки по отцовской линии были из казаков, которые еще с Ермаком покоряли Сибирь. Остались фотографии деда. Может быть, моя борода как-то связана с этими фотографиями – точно я ответить себе не могу.

    Вот сейчас пришел мой сын из армии и тоже отпустил бородку, такую молодежную, современную. Я через него пытался понять. Спрашивал: зачем тебе борода, почему носишь? Но и он тоже не смог до конца объяснить. Борода – это что-то подкорковое, передающееся по семейной традиции.

    Борода не значит, что я хочу создать себе имидж православного. По работе я часто снимаю в храмах и вижу, что священники иногда посматривают – не у всех же священников растет борода – и вот они посматривают, не то, что с завистью, нет, а оценивающе.

    Однажды в Кремле я снимал встречу президента с особой королевских кровей. Дело было сразу после трагедии 11 сентября. И вот тогда редактор мне порекомендовал: перед походом в Кремль сделать бороду из длинной в короткую.

    А еще чеченцы иногда спрашивают: тебя на улице не останавливают? И я могу сказать честно: из-за бороды меня не останавливали ни разу. А если и останавливали, то не борода была виновата, а находились другие предлоги. И со времен Советского Союза ничего плохого в адрес своей бороды я не слышал.

    Ни жена, ни дети меня не видели без бороды, поэтому и сравнивать не могут. А еще меня приглашали позировать в школу Андрияки, рисовали портреты. Один из них назывался: «Мужик в красной рубахе Саша Басалаев».

    Поскольку вы здесь…

    … у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал “Православие и мир”, но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

    Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

    Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

    Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

    После Преображения для верующих есть две реальности

    Любовь иногда требует от нас переступать через собственное «я»

    Почему, глядя на протестантов, иногда бывает стыдно за православных

    Лицензия Минпечати Эл № ФС77-44847

    может не совпадать с позицией редакции.

    (книгах, прессе) возможна только с письменного

  • Оценка 4.1 проголосовавших: 9
    ПОДЕЛИТЬСЯ

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here